«Мне кажется, рынок боится того, что еще не случилось»

Сменив респектабельный private banking на стагнирующий рынок инвестбанковских услуг, АЛЕКСЕЙ РОДЗЯНКО уже второй год руководит финансовым бизнесом в империи Михаила Слипенчука, ныне депутата Госдумы, — группекомпаний «Метрополь». В сфере интересов группы все: от Интернета и туризма до коллективных инвестиций и форекса. В интервью корреспонденту РБК daily АЛЬБЕРТУ КОШКАРОВУ банкир Родзянко рассказал, как зарабатывают частные инвесткомпании и чем казино отличается от игры на валютных курсах.

— Расскажите, почему вы все же сменили рынок private banking на инвестиционно-банковский бизнес и пришли работать в «Метрополь»? Не было адекватных предложений со стороны банков, обслуживающих состоятельных частных клиентов?

— Мне не хотелось снова этим заниматься. Почему-то у меня сложился имидж private banker, хотя из 30 лет работы на финансовом рынке я, собственно говоря, занимался этим бизнесом всего четыре года. Наверное, журнал Spear’s поспособствовал — в 2010 году дал мне премию «Легенда индустрии»… Инвест­банковский бизнес в отличие от private banking, где все тихо, консервативно, более живой, здесь всегда происходят какие-то события… У «Метрополя» много активов, в которые нужно привлекать инвестиции. Это одно из самых важных направлений, которое я курирую. Думаю, через какое-то время мы объявим о ряде новых проектов. Сейчас в качестве примера могу привести опыт сотрудничества с японской компанией SBI Holdings, которая в прошлом году стала совладельцем Обибанка. Вместе с японскими партнерами мы сейчас готовимся развивать на его базе интернет-банкинг.

— В комментариях журналистам вы сказали, что инвестбанков­ский бизнес в этом году приносит доходы. А на каких операциях зарабатывает ИФК «Метрополь»?

— В первом полугодии мы были прибыльны прежде всего за счет торговли облигациями и фьючерсами на ОФЗ и участия в некоторых размещениях. По­след­ние два года мы усилили направление долговых инструментов и деривативов, выбрав для себя сектор энергетики в качестве ниши. Компании в этом секторе очень капиталоемкие и вместе с тем зарегулированы таким образом, чтобы показывать не очень высокую прибыль, но при этом иметь возможность поддерживать свои затраты. Поэтому они выпускают долговые бумаги. Мы считаем, что в ближайшее время энергетические компании останутся одними из самых активных игроков на рынке рублевого долга. Плюс инвестбанк получает прибыль от прямых инвестиций и за счет комиссий от сделок M&A. У нас в работе сейчас две-три такие сделки. На рынках акций, понятно, мы тоже можем кое-что делать, но сейчас этот сегмент не отличается активностью.

— Вы рассчитываете на то, что к осени рынок акций может снова ожить? Например, если государ­ство все же решит направить на фондовый рынок часть средств из фондов национального благосостояния? На это, в частности, недавно намекал замминистра финансов Сергей Сторчак.

— Мы ожидаем роста рынка давно, но когда это произойдет… В принципе, подобные заявления чиновников дают пищу для размышлений каким-то спекулянтам: может быть, сейчас стоит купить бумаги, пока они еще дешевые, чтобы потом, когда на рынок придут день­ги государства, их выгодно продать. Но в целом рынок реагирует на более глобальные вещи, как, скажем, недавнее заседание комиссии ФРС. ФРС дала сигнал, что может выйти с программой стимулирования роста экономики. В результате рынки отыграли за день предыдущее падение.

— Почему российский рынок так сильно реагирует на международные проблемы? Только из-за внеш­них инвесторов, которые управляют ликвидностью российского рынка?

— Они не управляют, а скорее влияют на направление потока… Мне самому интересно, почему рынки так реагируют. Вот есть, к примеру, хорошая французская компания Total, у которой бизнес на 70% находится за пределами своей страны, она выплачивает высокие дивиденды, но все равно котировки ее акций падают вместе со всем рынком. Или немецкая Siemens, у которой также хороший развивающийся бизнес, а акции падают. Все это применимо и к России. Экономика страны растет на 4% в год — это достаточно высокий показатель. Продажи автомобилей за последнее время превышают докризисные темпы. Цены на нефть упали, но не критично. А котировки россий­ских акций на уровне начала 2009 года. Здесь явное расхождение между объективными факторами и настроениями рынка: мне кажется, что рынок боится того, что еще не случилось. А вдруг рост глобальной экономики остановится или вообще начнется спад? Тогда цены на сырье пойдут вниз… Получается, что все определяется неким аппетитом к риску, настроениями инвесторов: Россия то растет быстрее других, то падает тоже быстрее других…

— Вы упомянули про прямые инвестиции ГК «Метрополь». А можете рассказать о каких-то проектах, не связанных с основным бизнесом группы? Например, у вас был какой-то туристический проект в Черногории…

— Мы планируем построить на острове Святого Марка, который находится недалеко от аэропорта Тиват, спа-курорт люксового класса и сейчас ведем переговоры с потенциальными инвесторами. Площадь острова всего 34 га. Стоимость проекта составляет сотни миллионов евро.

— В каком состоянии проекты «Метрополя» с японскими инве­сторами? Я помню, что несколько лет назад была идея привлечь массового инвестора на российский рынок, создав инвестиционные фонды.

— Этот проект ждет лучших дней. Пока рынок не может вернуться на докризисный уровень, по­этому портфельные продукты не востребованы. Рынок акций сейчас спит и никаких признаков жизни не подает. Это самое большое мое разочарование за полтора года работы в «Метрополе». Точнее, обманутые ожидания. Но мы не собираемся оставлять этот бизнес.

— То есть вы не будете закрывать бизнес по работе с акциями?

— Ни в коем случае. Мне кажется, что это временный период. Такого, чтоб рынок акций окончательно пропал, исчез, не будет. Я еще полгода назад считал, что пора продавать облигации, потому что этот рынок слишком дорогой, и покупать акции. Это было ошибкой, потому что рынок акций продолжил падать, а облигации — расти. Но, возможно, сейчас наступает тот момент, когда нужно запастись терпением и переходить в акции. Но не факт, что будет рост: есть вероятность, что мы просто получим «потерянное десятилетие». Не хотелось бы верить…

— Можно ли сказать, что част­ные инвесторы просто переме­стились на другие рынки, например на рынок форекс? С чем, по-вашему, вообще связан бум на этом рынке?

— Наверное, здесь есть две причины: во-первых, интернет-технологии дали возможность физлицам играть на рынке форекс на условиях, максимально приближенных к тем, по которым раньше могли позволить себе работать только крупные компании, а во-вторых, тема колебаний валют очень популярна. Невозможно проехать по Тверской и не взглянуть на курсы трех валют. И, наблюдая все это, читая массу всего в прессе, в Интернете, люди думают, что могут разобраться. А это сделать сейчас очень просто: в течение дня вы открываете счет и начинаете торговать буквально с телефона. Тут еще включается азарт, что можно рискнуть собственными деньгами и попытаться заработать.

— То есть это просто аналог казино?

— В чем-то да, но не совсем. В казино дей­ствует закон больших чисел, и потому рано или поздно ты все равно проиграешь. А здесь исход не предопределен и действительно можно заработать. Это более демократичная игра. У больших компаний практически нет преимуществ перед одиночками, за исключением того, что у них больше информации: они видят сделки с двух сторон. Во всем остальном крупные трейдеры в такой же ситуации, что и их клиенты. И понятно, что часто тот, кто пытается заработать на «шуме», на каких-то движениях рынка, имеет меньше шансов, чем игрок, строящий свою позицию на основе долгосрочной стратегии.

— Вы рассматриваете сценарий возможной девальвации рубля или верите российским чиновникам, которые говорят, что ослабление национальной валюты в 2008 году было ошибкой?

— Пока я не вижу фундаментальных причин, по которым рубль должен падать. Но есть рыночные настроения, здесь цены на нефть, Россия, рубль — все это выстраивается в одну логическую цепочку. В последнее время рынок относится к риску настороженно и в результате рубль слабеет.

Похожие публикации

Отзывов нет на ««Мне кажется, рынок боится того, что еще не случилось»»

Ваш отзыв:

Имя (обязательно):
Почта (обязательно, не публикуется):
Сайт:
Сообщение (обязательно):